22:32 

If HE sings…. или день музыкальных знаний Часть 1

Шараа
Verbrennen wir die Zweifel und vergessen die Zeit
Berlin 01/09/2012 20:00




IF I SING… MEINE GROSSEN MUSICALERFOLGE


У микрофона – заслуженный граф Thomas Borchert (Томас Борхерт)
Дуэлянтка – Carin Filipcic (Карин Филипчич)
За роялем – Marina Kommissartchik (Марина Коммиссарчик)

Сбылась мечта идиота

По приезду из столицы немеции (зимой) я случайно зашла на сайт www.musicalszene.de, так просто от нечего делать. И! Я! Увидел ТАМ это: www.musicalszene.de/thomas-borchert-konzerte-if...: Томас, Концерт, Берлин.... Мысли забегали и, "столкнувшись лбами", решили, что это шанс, который нельзя упускать! Для меня была реальная замануха, так как я была 100% уверена, что этим концертом Томас подытожит своё графствование и уйдёт (наконец-то) помпезно из этой роли. Тем более я уже решила конкретно, что еду на:
1. закрытие "TdV" (так как слухи ходили, что летом будет Dernier)
2. смену каста «с Томаса на Яна» (так же было много предположений по этому поводу)
В итоге, перенесли закрытие на конец года / граф графа не сменил.
Вот так за ГОД планировать поездку! Что бы Я ещё раз планировала эти dernierЫ! Однако в январе это не было известно и больная голова уже мылилась ТУДА, где чернеет горизонт и где гуляют зомби, а тут ещё такое дело: целый концерт Томаса – грех не заскочить! В упрёк я ставила себе лишь одно , вышеперечисленное даже не вызвало бурю гнева – всё прошло при полном штиле – была ж там, почему не купила билет на балет концерт? Тупо не знала, так как была поглощена созерцанием Дрюлока и в интернет не входила так активно как дома. Пришлось заказывать. Этот билет был первый, на свой страх и риск, заказанный из Германии в РФ по почте - и DP feat ПР не подвели и не утеряли его! Как раз в феврале он и прилетел ко мне. Я была на седьмом небе!
Ждать концерта пришлось долго – целых 8 месяцев, но я дождалась! Конечно, уже к лету моя безграничная любовь и обожание творчества Томаса Борхерта немного приутихли и стали как само собой разумеющееся - «а я без этого и не жила раньше», но всё равно в глубине подсознания есть механизмы, которые затаившись, ждут малейшей возможности «вступить в игру» и когда появляется шанс, они всё заглушают и гнут свою палку в сторону этого человека, на которого я бы даже не взглянула, идя по улице и не влюбилась, будь он парнем из соседнего двора. Однако, он не тот и не другой – он нечто сверхъестественное с божьим даром, который (талант) распыляет всем пыль в лицо, представляя зрителю артиста во всей красе, скрывая недостатки. Порой задумываюсь, а кто Томас без таланта? – Никто. Немного грубовато, но… Есть счастливчики, которым везёт всегда и во всём и они появляются в нужное время в нужном месте. Фактура и талант Томаса были, значит, очень кстати в ТЕ годы, когда индустрия мюзиклов развивалась, и когда нужны были люди, которые будут «размножать» эту ячейку культурной жизни Европы: только недавно были модны оперетты – но на пятки наступал американско-английский жанр с легкомысленным названием «мюзикл».

Творческий вечер! 22 года совместной жизни работы в индустрии мюзикла

Концерт проходил в небольшой студии Адмиралпаласта, что на Фридрихштрассе.

Конечно, сложно сказать по внешнему виду здания: «а там ещё и концерты бывают?» (cам концерт проходил не в здании, что на фото, а в том, что слева виднеется (высокое). Что бы туда попасть нужно пройти под арочкой с названием Admiralpalast), однако, внешность бывает обманчива. Подниматься пришлось на эээээ-этаж пятый, кажется. Подъём был долгий, но можно было воспользоваться лифтом. При восхождении было чувство, что *иду в гости к тёте Гале*. Не была я ни разу в таких студиях-концертных залах, вот поэтому было смутное чувство, не в квартире ли будет всё дейсто? Однако на верхней площадке пошёл коридор, который и вывел нас в белый холл (гардероб, магазинчик сувениров и бар), с весьма низкими потолками, где и собирался зритель. В ShopЕ купили программку за 50 евро центов и это самая дешёвая программка из тех, что я покупала за границей. За такую цену лишь у нас в станице партизанского края продают в драмтеатрах или на привозных концертах московских артистов, если они не шибко круты. Программка представляла собой книжицу (лист А4 сложенный пополам) с 2-хактовым представлением шикарного репертуара.

Так же подкупила себе кружку с физиономией Томаса не купила, если бы разменять деньги не нужно было. Ну, вот и все покупки.

Зал

Сперва я не поняла что там и как в зале, так как из холла видна была лишь трибуна для зрителей – её каркас. Девушки-спутницы сказали, что подъём хороший и от сердца отлегло. Вошли в одну из дверей и оказались под треугольником зрительской трибуны, прошли дальше, и там уже была «СЦЕНА». Такой её назвать сложно, так как её не было, а на небольшом отрезке пола помещения стоял чёрный шикарный рояль. Импровизированная сцена была подсвечена прожекторами красного и синего цвета. Всё скромненько без пафоса.
Пошла на своё место. Ряд был восьмой, но было чуйство, что сижу на ряде этак 14-м, каким образом восьмой оказался так высоко до сих пор ломаю голову. Девушки вон брали билеты на 3-й ряд, а сидели на 5-м. ПАРАДОКС! Сектор был центральный, так что это и успокоило.
Заметно было, что не все билеты были распроданы, так как было довольно много пустых мест (на галёрке). Передо мной вообще был целый ряд свободный. На него потом перепрыгнули мальчики-фанаты (девочка среди них была) Томаса, и загородили мне весь обзор, но Томас не стоял на одном месте и помеха спереди ничуть не мешала. Народу же было много там где «поближе к телу».

Объявились выход артиста и мир застыл, на 2 часа
и лишь Томас двигался, задавая всем ритм




Конечно, его выход сопровождался бурными аплодисментами. В зале была разношерстная аудитория от таких как я (20-30 лет) и до седовласых дам. Одеты все были так же по-разному: кто в вечерний туалет, а кто в простую обыденную одежду. Бросилось в глаза, что почти все первые ряды – это девушки постарше думаю, некоторые из них возраста мамы Томаса, и он контачил почти только с ними, что меня навело на очень интересные размышления - "А может быть, поэтому он не fan-friendly, ведь, мы для него все малолетки и врядли, так как старшее поколение оценим его. Ему удобнее и уютнее среди людей своего возраста и старше" (чисто личное предположение).


Рассказ о россказнях Томаса

За достоверность перевода речи артиста не ручаюсь,
так как было всё понятно и непонятно ничего.


Я, конечно, не ожидала от Томаса высокой моды: вышел во всём чёрном. Рубашку б я ему посветлей одела, а так сойдёт. Однако, весьма вероятно, что кое-кто из зала, включая меня, представляли, что Борхерт выйдет в своих моднявых шмоточках, что ему презентовали после одной классной фотосессии. www.connywenk.com/juvelan/thomas_borchert/showi...

"If I sing you are the music"

Первым номер была, конечно, песня-тема вечера из мюзикла “Closer Than Ever”, в котором Томас не играл, но это не имеет значения, так как в песне много смыла и Томас, исполнив её, задал настроение вечера. В ней идёт речь о пианисте, который передал своему сыну любовь к музыке. Думаю, он отчасти посвятил её родителям и конечно тому, что «как же всё-таки здорово создавать музыку во всех её проявлениях»: «…there is joy in making music…»

Singen macht glücklich!

После задушевного исполнения, рассказал, что любит петь и это идёт с самого детства. Когда он только начинал, то сочинял, и исполнял на пианино песни обо всём, что его окружало: своих проблемах, друзьях, мечтах. Уже тогда он пробовал импровизировать. Когда он исполнял песни под свой аккомпанемент, то это выходило довольно хорошо и ему нравилось сочетание голоса и звука. Это приносило ему массу счастья, и ещё тогда он сделал вывод, что нет ничего лучшего в мире, чем музыка.
"Те, кто занимается музыкой самый счастливые люди в мире. Ах! Как же замечательно нести людям счастье! Да, я самый счастливый человек на свете, так как музыка - это счастье."
Так же Томас добавил, что каждая песня, что он исполнял в своей жизни, имеет свою историю, эмоциональную составляющую и ему так же было очень приятно доносить до слушателя весь этот смысл и эмоции. В сей концерт он и включил песни из мюзиклов, которые принесли ему славу (успех), а зрителю счастье («огромное счастье петь для вас») и сказал, что хочет разделить эти чувства сегодня с нами (зрителями).

Что такое «счастье петь»?

«У каждого человека есть своё занятие, которое даёт хороший выброс эндорфинов». Пение для Томаса - это чувство не схожее со счастьем в научном смысле: Томас лишь нашёл параллели со спортом (успехом в спорте). «Есть марафонцы и певцы и они имеют общее в своём деле, ведь, успех и счастье не бесконечны. Бывает, что как марафонец вот так бежишь, бежишь, бежишь и понимаешь, что уже не так и успешен и не приносит радость больше то, чем занимаешься (эндорфины снижаются), начинаешь сомневаться - правильно ли выбрал путь артиста и т.д., но когда выходишь на сцену, и когда публика принимает тебя, так как ты даже не ожидаешь, то это заряд энергии, которая и возвращает тебя на поприще, что стало твоей жизнью».
Тут Томас перешёл от философии жизни к практике

Он начал рассказывать, как устраивал на каждом концерте (“If I sing”) в городах, где они проходили своеобразные хоры: Stutgarter Borchert Chor, Wiener Borchert Chor, Obernchausen Borchert Chor и теперь Berliner Borchert Chor (Берлинский хор Борхерта) Говоря это он cs7001.userapi.com/v7001352/115d/FJyfiwx-pic.jp..., назовём его «вкусный жест», показал как ему нравится звучание этого словосочетания BERLINER BORCHERT CHOR. Поделился с нами так же тем, что в Берлине ему хотелось сделать что-то чисто берлинское и для берлинцев (поклонников). За несколько минут до выхода на сцену, в гримёрке он размышлял об этом (что придумать). В итоге, у него поднялась температура, дрожь пробежала по телу, и он ходил по комнате как сумасшедший, взад и вперёд, думая, чем же удовлетворить публику Берлина сегодня вечером, что сделать этакое особенное именно для неё. Думаю, это он себе «цену набивал», хорошая импровизация – всегда хорошо продуманная импровизация.
Не успела я опомниться, как он приступил к осуществлению задуманного...
Он подошёл к первому сектору (зал состоял из 3-х) и начал им петь, дирижируя –“In Berlin ist Das Singen so schön”. Зрители сперва не поняли, что им делать, но на втором повторении начали петь сперва робко, но потом, пропев несколько раз, удовлетворили стремление сен-сея Томаса. Я немного была поражена, ведь, уже решила, что он хор не будет организовывать *ходил тут 5 минут, рассказывал о температуре* и сыграет что-нибудь этакое со смыслом «что вижу, то пою» про, скажем, Берлин. Но, артисту виднее.
Оставил он первый сектор, который выучил первую строчку песни и перешёл к сектору, который был больше и это Томас отметил движением рук (как рыбак показывает размер пойманной рыбки) и комплементом «большой сектор». В нём сидела я на 8-м ряду и меня не оставляло чувство, до конца концерта, как только Томас подходил к нашему сектору, что он смотрит именно на тебя и ты просто обязан реагировать на его просьбы и т.д. Стал он значит, посерёдке, и давай нам разъяснять строчку песенки, что нам предназна-чалась. Опять же «вкусным жестом» поведал нам, что хоть мы и большой сектор - петь нам всего нечего, тупо “so schön”. Мы тут уже расстроились, но он не дал нашему расстройству зайти слишком далеко, и прогнал его, сказав, что эта фраза должна у нас быть этакой конкретной и не уступать первой строчке опять же движением «вкусный жест», сказал, что первые поют – “In Berlin ist Das Singen so schön”, а мы подхватываем «so schön» и аккуратно так тянем и красиво выводим “schööööön”».
Совместив наши оба сектора, Томас был доволен нашими вокальными и слуховыми качествами, а они были у всех великолепные - медведь если и наступил на ухо кому, то в этот вечер тут же отступил. В конце он всегда добавлял “wunderschön”, “perfekt” - большей похвалы и не надо за такие глупости ТАКИЕ хвальбы от ТАКОГО человека! Где мои годы? И почему Томас не мой педагог по вокалу? Конечно, всё это шутка, но смотря на то, как люди его слушаются и как мыши за крысоловом идут за ним в любых его фантазиях, меня посетила мысль, что он был бы ОЧЕНЬ хорошим учителем (по настроению, конечно, но все мы не БОГИ) или же оратором-политиком, за которым как за Эвитой пошла бы конкретная часть избирателей, сподвижников.
Так вот, с нами Томас закончил и перешёл к 3-му сектору, который уже ждал и не мог дождаться своих слов и лепты-вклада в это хорообразование. Томас подошёл, поздоровался. Ему ответили (как это случалось каждые промежутки) шквалом апплодисменотов. 3-й сектор явно жаждал большего, чем мы 2 уже получили. Он дождался! Томас постоял немного, опустив голову, помахав рукой, пропевая себе под нос, что уже придумал и, встрепенувшись, начал *с выражением лица «эврика!» а вот я вам придумал* – “Glückliches Berlin”. Сектор был в восторге. Тем более, Томас опять же объяснил концепцию желаемого звучания сказав, что “… Berlin” должно идти с повышением тональности как прыжок, “Glückliches…” же ровненько. Всё было тут же исполнено 3-м сектором. Там ещё Томас заприметил одного зрителя мужчину, который начал петь один (все проспали) и именно так как ему нужно было – он получил кучу аплодисментов сполна и заслужено.
Сектора секторами, а теперь же всё нужно воедино сложить. Началось самое сложное. Препод-Томас «запустил» 3-й сектор. Скажу, что самая крутая у них вышла строчка: они её так активно и задорно пели, *самой захотелось начать петь с ними*, что казалось, это какой-то механизм, который теперь не остановить. Пока они пели, он побежал к первому сектору и «запустил» его, но сектор «проспал» и вступил врозь с взмахами Томаса. Он попытался выровнять звучание, но зрители гнули свою правду в итоге, Томас закричал «Харе!» и решил начинать с первого сектора, решив, что слаженный 3-й сектор сам потом подстроится. Наконец-то мы все в унисон спели хвалебную Берлину. В конце Томас крикнул «Jawohl» *как человек, который добился желаемого*.
Томас похвалил всех за чистое исполнение и сказал, что это было очень «großartig» (шикарно). Ещё раз повторюсь, реально, было чувство, что немузыкальных людей в зале не было и все старались.
Не забыть мне Томаса, бегающего взад и вперёд, дирижируя этой неслаженной массой народа, которая стала единой в порыве любви и обожания творчества этого незаурядного человека, и скажу вам не тая, что это было самое моё любимое выступление в хоре.
Конечно, стоит заметить, что весь концерт был вот на таком же позитиве и даже если Томас исполнял что-то серьёзное «a la романс» всё равно он вставлял фразу, которая срубала всех на повал, и зал ржал (в хорошем смысле) как на концерте заправского комедианта.
По завершению аплодисментов Томас спросил:
- Вы счастливы?
- Да!
- Я тоже!

А что ещё нужно от жизни? По концепции Томаса мы стали хоть на время «самыми счастливыми людьми в мире».

Конечно, Томас пришёл дать концерт не только в ораторской стезе (ох, болтлив же ты Томас), все же ждали от него исполнение всего репертуара из программки и более. Поэтому размявшись с нами в песнопениях, он перешёл непосредственно к рассказам о композиторах, мюзиклах и исполнению любимых сердцу песен и массе всего интересного, что слушал бы и слушал, открыв рот.

"Schicksal bestimmt, daß..."

Томас снова перешёл к описанию счастья и сказал, что не было бы счастья, которое несёт певец зрителю без композиторов, которые (композиторы) и творят своей музыкой счастье.
Первый маэстро, которому Томас «спел» хвалебную, был, конечно, его друг и человек, который под Томаса написал целый мюзикл – Фрэнк Уайлдорн. Своё отношение к этому человеку он подтвердил исполнением арии из мюзикла Jekyll & Hide Думаю, это был первый раз, когда я прочувствовала эту песню и именно в исполнении Томаса она была неповторима. Какой же всё-таки у Томаса голос. Он, то громкий и кричащий, то тут же становится мягкий и бархатистый. Как же виртуозно он им владеет.
Однако Томасу бедному мешали пенсионеры! Только мы заслушались этой потрясающей песней, как явились опаздуны! Некая пожилая пара вошла в зал и пошла на свои места, пытаясь не мешать исполнителю. Однако, Томас – хозяин положения и концерта, так что он прикольнулся над ними и этим поставил их в немного затруднительное положение и показал, что опаздывать не есть хорошо (и, правда могли ж зайти после исполнения песни). Что же он сделал? Когда они вошли, он их окликнул: “Hallo”. Они не ответили и стали подниматься по ступенькам, он пошёл за ними, что бы лично поприветствовать их. Удалось ему это проделать лишь с женщиной, так как она шла за мужем, который рванул так бойко на своё место, что не заметил, как Томас следует за ними. Пожав руку даме, Томас удовлетворённый бурей смеха и аплодисментов сошёл назад на «сцену». Ай да Томас, ах да с..ин сын! Молодец! Пришли гости, опоздали, нужно поприветствовать их. Молодец, что ни говори! Мне даже показалось, что эта сценка придала голосу Томаса ещё большей силы, и арию он закончил просто великолепно!

Тут вот далее и пошла череда песен без болтовни. Сразу же была исполнения песня-дуэт из того же мюзиклана пару с Карин Филипчич. Потом Томас удалился, и Карин продолжила тему J&H уже одна, спев заунывно-задушевную арию
. Немного не люблю, когда она вытягивает высокие песни, они получаются у неё как колыбельные – при всей моей любви к её голосу.
Снова вышел Томас и исполнил сразу же без прелюдий чудо-арию .Замечу, что на Томаса смотреть бесполезно! Я не помню, хоть убей, какое у него было выражение лица или куда он поворачивался и т.д. – в памяти лишь одно – голос и ты (зритель) плывёшь в нём как в бескрайнем море красоты звучания. Помню лишь одно, как он закатывал глаза и всю арию исполнил с закрытыми глазами от всех души. В конце так протянул, что зритель сидел как загипнотизированный и лишь через секундную паузу разразились шквалистые аплодисменты.
Наконец-то песенный поток утих, и Томас снова начал рассказывать про свои ErfolgЕ.
Теперь, о “Les Misérables”. Мизеров он видел первый раз в Лондоне. Поймала себя на мысли в тот вечер, что уже второй раз на концерте мюзикл стар и уже второй раз слышу от актёра, что мюзикл «Отверженные» стал отправной бар-жей в мир сцены и мюзикла. Да, это был второй мюзикл, который он там видел, первый был “Cats”. Про “Cats” он вскользь упомянул, сказал, что был крутой пляшущий кот Rum Tum Tugger там.
Так вот, был он ещё молод и пылок. Они основали банду группу, и у них была даже демокассета (запись). Да, сказал Томас «ТОГДА «вкусный жест» были кассеты, и это было ОЧЕНЬ круто. Так вот, молодые люди отправились в Англию за счастьем (слава Богу, не в США), я так поняла, чтобы показывать эту демокасесету кому-то. Так вот, он и Хельге (друг я так думаю) прибыли в Лондоне. Томас раскрыл нам немного тайны своей молодо-сти – он не всегда был такой культурного вида. На тот момент вид у него был весьма панковато-хамоватый: волосы по попу походка от бедра – всё в лучших традициях молодости (Томас всё это показывал) – этакий расхлябанный молодой мэн с амбициями. Томас сказал, что у него были такие же амбиции как у Тигр-котика из “Cats” Однако, их ждал там облом: они представили свою работу, но успехом это не увенчалось и они, так дабы развеять печаль и тоску, отправились на мюзикл. *Как их ещё ТАКИХ волосато-хулигановатых в театр пустили?*. После спектакля он сказал себе, что когда-нибудь, КО-ГДА-НИБУДЬ он сыграет главную роль Жана Вальжана. И мечта его сбылась спустя годы.
“Les Misérables” были очень продуктивны как в творческом плане, так и в жизненном. Работая в этом проекте, он познакомился со многими актёрами и сдружился с ними, в том числе судьба свела его с чудо-женщиной, спутницей его в почти всех концертах Карин и они остались друзьями до сих пор. Все умильнулись. Вот этими словами он и представил Карин, которая уже не раз выходила на сцену и сказал так же, что они в течение концерта будут исполнять дуэты и, хоть и платонически, любить друг друга.


"Am I a fool without a mind?"

Тема Лондона перетекала плавно в логическое русло, ведь, Томасу посчастливилось сыграть ТАМ в одном спектакле...
«Однажды мне позвонили с предложением, от которого я не смог отказаться. Некий Джим Стайман Дайманд. Прочувствуйте это *вкусный жест*: вам звонит человек с бриллиантовой фамилией – Jimm Diamant! *Все сразу подумали о своём….* Шикарно! Он мне позвонил и сказал, что, без шуток, приглашает меня поучаствовать в мюзикле в Лондоне на WestendЕ».
Томас немного пояснил, что значит Лондон для всей мюзиклобратии.
«Westend – это, то место, где должен сыграть каждый уважающий себя актёр мюзикла»
В устах Томаса это звучало как – «Это как знак породистости артиста». Слава Богу, не привёл пример «там каждый должен сыграть» - Бродвей. Уж ТА фабрика грёз много кому гонору поубавила и судьбу попортила.
«Я спросил, что за мюзикл? Мне ответили, что “GiGi” (Жижи). О! “Gigi”! Здорово! Играть Гастона в “Gigi” – мечта любого актёра. Далее стали вырисовываться детали, которые стали меня настораживать».
- Где будет играться мюзикл?
- “Open air theater” in Regent's Park!
- Я, так приубавил пыл свой…

Мне показалось, что сейчас Томас начнёт рассказывать, что проблема то была в open air перформенсе лишь потому, что каждый актёр пытается сохранить денежный голосовой аппарат и поэтому, неохотно выступает на свежем воздухе, хоть летом, хоть ко-гда…
- Open AIR…!!! Theater, Лондон… «Глобус» что ли?
*Все ха-ха-ха!*
Короче, он согласился. Мялся так, думаю, «набивая себе цену».
«И вот я играю роль Гастона в мюзикле “Gigi”. У меня должен был быть *вкусный жест* наичистейший английский акцент (язык)».
Думаю, с языком у него всё хорошо. По строению мужского речевого аппарата им безакцентная речь вообще лучше, чем женщинам даётся даже без сильных усилий.
Однако играть в театре на открытом воздухе Томасу было впервой. Тем более зрители сидели тут же, и не было различия между сценой и залом. Зрители мирно попивали вино и шампанское, сидя за столиками пока актёры трудились.
Ещё была какая-то шутка про его английский, но я не волшебник и всё понимать не в моих силах. Притом, что Томас тараторит так, что, думаю, сами немцы не сразу схватывают, что он там сказал?
Думаю, Томас рассказал бы ещё чуток про Лондон, но его, так как и нас слушателей, перебили, и этот была тётя из зала, который позвонили и она вышла поговорить. Блин! Томас прервался на самом интересном и *с сочувственной миной на лице* стал спрашивать у этой женщины - «куда она»? Я бы сама расстроилась, когда так рассказываешь, рассказываешь от души и на тебе… телефоны выключать нужно!!!) Женщина не ответила и вышла. Томас перевёл всё на иронию *хотя, мог бы и не заметить этого выхода* и сказал, что «видать, она пришла послушать его, а он вот тут стоит и всё болтает и болтает. Поэтому ей стало не интересно, и она вышла на время пока он не закончит». Видать, женщина стояла тут же у трибун, он помахал ей и сказал, «Возвращайтесь, я скоро петь начну». Потом что бы ОНА вернулась, Томас снова сымпровизировала из нас мини хор со словами “singen macht glücklich”, но женщина не вернулась.
Конечyо, думаю, он бы ещё рассказал баек про свои приключения и выступления, но эта ДАМА с телефоном перебила ему желание напрочь и поэтому это был самый долгий рассказ о чём-то, далее он был краток и тараторил как пулемёт. *попадись мне эта дама*
Но, контакт со зрителем у Томаса самый сердечный и добрый. Он как мог, старал-ся быть весёлым и контактировать со зрителем. Это у него весьма задорно получалось. Старался, а не все зрители шли на контакт и вот так неуважительно относились к выступающему. Теперь я понимаю, как обидно, когда входишь во вкус, а тут на тебе вышли, опоздали, телефоны!!! Надо что бы каждый у входа в зал сдавал телефон: ВЕЧЕР! Уже никто не работает! Кому звонить?
Конечно, рассказав о “Gigi” не мог обойтись без исполнения опять же знаменитой и классной арии из этого мюзикла. Марина заиграла мелодию и Томас поплыл. Подойдя к женщине, что сидела на первом ряду, он обратился к ней первыми строчками песни , она ему ответила, что она не Жижи. Томас отошёл так и сказал – «Нет, вы Жижи просто вы так прекрасны что бы осознать это (блондинка), но вы Жижи». Далее продолжил петь и рассказывал, и показывал почти по строчкам, о чём в песне поётся. Хорошо запомнила, как он показал жестом *была вот такой, стала такой* как «наблюдал взросление Жижи на глазах» («you've been growing up before my eyes»). В песне было не-сколько куплетов и все они начинались со слов “Gigi” поэтому Томас каждый раз выбирал себе новую Жижи, они все были разных возрастов, однако, он не брал во внимание женщин «за», со спины мне сложно было увидеть, но все они были лет 30-40, не больше. К кому-то он подходил и мило пел, к кому-то присаживался на коленочку (свою), и пел как безумно влюблённый, были случаи, когда он подходил, но женщина говорила, что не стоит (стеснялась), но Томас отвечал, что, мол, нет я всё равно спою для вас.
Браво!


"Schliess dein Herz in Eisen ein!"

После WestendА, забугорных мюзиклах и композиторах, Томас перешёл к отечественному производителю. Он продолжил вечер рассказом-восхвалением одной «парочки», да, да, он назвал ИХ “Pärchen” Угадайте с одного раза кого он так обозвал? Да, да именно их тех, кто и дал хлеб многим актёрам мюзикла в Германии, и кто поставил индустрию музыкального театра почти вровень с Бродвеем и Вестендом – Михаель Кунце и Сильветр Левай. Надеюсь, он назвал их «парочкой» из благих побуждений и не хотел высказать нечто обидное этим или показать своё отношение к этим людям. Не будем сомневаться, что он ТАК назвал их шутя, (за такие шутки в 30-е…), так как ни крути мы с «Тамарой ходим парой», а Левай с Кунце – это люди, которые, действительно в тандеме создали чудных «детей». Томас назвал их гениями музыки и очень крутыми создателями. Далее он исполнил арию Леопольда Моцарта из мюзикла
«Mozart!». – , дабы подтвердить слова делом.
Опять он поразил всех своим проникновенно-сердечным исполнением песни. Я во время исполнения ненароком подумала про то, что Томас как Леопольд строг к себе и всем остальным. Думаю, у него не забалуешь, и он закрывает своё сердце в железо для чужих людей (фанатов) *и правильно делает*, но порой бывает грубоват с ними. Человек-противоречие, с которым хочет каждый пообщаться, но не всем удаётся.
Продолжая тему К&L, Томас стал рассказывать про роль злодея в мюзикле Elisabeth - Лукени. Сказал, что любит эту роль и из-за характерности и из-за быстроты грима. «Самый быстрый грим был у меня, когда я играл роль Лукени. Мне нужно было побрить-ся, небольшой грим, переодевание и я готов». Не грим, а сказка для любого актёра.

"Ich weiß was Liebe kann"
Как мы знаем, Томас тут давеча занимал одну роль аж на 2х фронтах и весьма хорошо раскручивал RebeccУ в Германии и Швейцарии. Реально не ожидала, что он включит песню из «RebeccИ» в этот концерт, но он её добавил. Это была последняя песня-дуэт с «Ich» - . Тут-то я осознала, что «ах, как жаль, что в июне он болел, и я не услышала это чудесное исполнение и не увидела Томаса в роли Макса» жаль, жаль, жаль. Они на пару с Карин исполнили песню на ура! Браво!

"Kitsch!"

Внезапно Томас снова переключился на “Elisabeth” Вот уж не знала, что роль Лукени у него любимая была. Однако, была включена в программу вечера и об этой роли Томас очень любовно рассказывал несколько минут назад.. Однако, ж походу, словарный понос говорливость Борхента уступала его клоунским качествам и жажде выпустить ребёнка, *что сидит в каждом мужчине* на волю. Он начал представлять своего Лукени.
«Сейчас вы увидите Лукени, которого ещё никогда не видели. Этакого дерзкого, резкого немного “lindenbergisch”»(кто в теме поймёт). Параллельно с рассказом он показывал все свойства ЕГО Лукени. Стал так, прыгнул, согнулся в коленях и вот в такой позе «достану до пятки» он, держа в руке микрофон, продолжал рассказывать какой Лукени должен быть в его понимании, а свободной рукой (помним, что колени полусогнуты) тряс где-то на уровне между ботинком и лодыжкой, как любят это делать на сцене в конце представления. Слава Богу, Удо показывать не стал.
Так вот, я диву даюсь до сих пор как по аккомпанемент (браво Марине) рояля Томас умудрялся петь, танцевать и вытворять что только ему вздумается и казалось, что в шоу задействованы все инструменты оркестра и что концерт не состоит из одного лишь голоса и рояля «в кустах».
Так вот, хоть я и не очень люблю “Kitch” в исполнении Томаса, но он-лайн прослушивание и просмотр мне очень понравились. Он опять же пел и показывал, что поёт. Подходил к первым рядам, открывал резко пиджак (как спекулянт), предлагая товары с изображением Лизы. Так раз открыл створку пиджака носом вдохнул воздух из подмышек и резко захлопнул мол «плохо пахнет» не нужно больше нюхать. Первый ряд был в покате, мы же сами за животики держались от смеха. Потом, не унимаясь, Томас побегал по всему периметру «сцены», ему этого оказалось мало, да и текст смысловой закончился, остался лишь “Kitch” во всех его проявлениях. С этими словами Томас и пошёл в народ. Побежал по левому проходу (ага туда, где был слаженный сектор) и начал каждому подставлять микрофон, что бы человек выкрикнул каждый в своей манере “Kitch”. Некоторые смущёно говорили “kitch” другие же твёрдо и звонко кричали “KITCH” некоторых даже Томас похвалил, короче, устроил балаган. Когда поднялся до нашего уровня, я даже испугалась: «вдруг сейчас полезет в серёдку и начнёт чудить» - слава Богу, убежал он с нашей вышки быстро.
«По идее после сумасшедшей песни “Kitch” как ни крути, должна быть исполнена ария самой Лизы». Я ничего не придумываю, так Томас говорил. Зал заулюлюкал мол «давай пой». Он отреагировал не наши просьбы, и я даже решила, что сейчас сбацает на рояле спев эту пестню в своём стиле. Тем более он сказал «всё для вас за ваши деньги и лишь сегодня». Однако на сцену вышла Карин и исполнила эту песню. Не сказать, что я прям тонула в её голосе и исполнении, просто хорошая песня, просто хорошая исполнительница.
Потом Томас уселся за рояль и сделался Тодом. Исполнил короче - сперва в манере классической, а потом джазово-попсовом: в своей манере всё коверкать.
Как Herr Thomas сидит за роялем?
А никак! Такая дылда не вмещается у инструмента, хоть ты тресни! Он играет виртуозно, но сидит как если бы сидел очень высокий человек в маленькой машине -вот так ...<..>.. (это форма ног под роялем). Да, и эти длинные ноги модели ещё ко всему букету прелестей отбивают ритм своему хозяину (пидалями он если и пользуется, то это по "большим праздникам";). Мне этого шика не так хорошо было видно - сидит и сидит себе, играет. Однако, я пишу со слов девушке, которые сидели поближе и с "подветренной стороны". Да, там ещё была смешинка с носочками Томаса. Короче, всё это мы обсудили в антракте.
Первое отделение было долгим, однако, я думала всё без перерыва пройдёт. Бывает так, что заявлено 2 акта, но всё сокращается до одного. Ан, нет. Томас ушёл отдыхать и мы пошли разбирать всё что увидели и услышали.

to be continued...


запись создана: 11.10.2012 в 23:32

@темы: "Концерт", "Thomas Borchert", "If i sing", "Berlin"

URL
Комментарии
2012-10-12 в 10:26 

*вот это я понимаю, пятница!*

Спасибо за такие подробные и вкусные :) воспоминания, прочитала с огромным удовольствием! Ты замечательно пишешь, складно и живо!

Очень вдохновило начало про Борхерта, который дирижировал залом. Кстати, ведь многие артисты преподают пение или проводят мастер-классы. Я читала чьи-то воспоминания, каким замечательным учителем был Стив Бартон. Может, и Борхерт учил или будет :)

Грустно читать про невежливых зрителей, особенно ту тетку с телефоном - это уже просто верх бескультурья :( Опоздавшие тоже не молодцы, но их могу понять - мало ли, что там с транспортом *вспоминаю твой нарочно_не_придумаешь рассказ про парад, прегородивший девушкам путь к "Вампирам"*. Насчет "Вампиров" - Дрюлок бесконечно порадовал, надо запомнить! :))

> Порой задумываюсь, а кто Томас без таланта?
Кто ж знает. Может, он получил бы Нобелевку по физике, если бы не вдарился в мюзиклы. Или собрал коллекцию марафонских медалей - с его-то длинными ножищами :)

> Томас лишь нашёл параллели со спортом (успехом в спорте).
Когда я смотрела на него на его последнем венским TdV, и правда возникли мысли о спортсменах, которые выполняют Олимпийскую программу :)

ps Lindenbergisch =))

Аня

URL
2012-10-12 в 13:02 

Шараа
Verbrennen wir die Zweifel und vergessen die Zeit
Анют, спасибо за добрые слова.
Я пишу корявенько, но тут я уж месяц всё корректировала и поэтому худо-бедно..

Это ещё не конец,там вторая часть етсь :inlove:

>>Насчет "Вампиров" - Дрюлок бесконечно порадовал, надо запомнить! )


О, это уже давно пошло. На facebookЕ пишут порой Florock или что-то в этом роде.
Вот мне интересно как Томаса обозвать в этом же стиле... Borlock? :cool:

>>Кто ж знает. Может, он получил бы Нобелевку по физике, если бы не вдарился в мюзиклы. Или собрал коллекцию марафонских медалей - с его-то длинными ножищами
Ну, да он не пропал бы.

>>Когда я смотрела на него на его последнем венским TdV, и правда возникли мысли о спортсменах, которые выполняют Олимпийскую программу

А почему так показалось?

>>Lindenbergisch =))

Когда он это сазал, то закралась мысль мне в серое вещество, что как бы по юности он не был его фанатом. :jump2:

URL
2012-10-27 в 18:21 

Вот мне интересно как Томаса обозвать в этом же стиле... Borlock?
Borlock - хорошо звучит :) Прозвища Флорлок и Амманлок мне меньше нравятся.

А почему так показалось?
Настолько техничным и профессиональным он был :) Казалось, что даже если потухнет свет и отрубится звук, он доиграет спектакль как ни в чем не бывало.

URL
2012-10-27 в 21:26 

Шараа
Verbrennen wir die Zweifel und vergessen die Zeit
>>Настолько техничным и профессиональным он был :) Казалось, что даже если потухнет свет и отрубится звук, он доиграет спектакль как ни в чем не бывало.
:vo:

URL
2012-11-06 в 22:56 

aidkin
Отпишусь и тут:)
Спасибище за такой чудесный невероятно позитивный рассказ.
Море эмоций, Томас это прям любовь на веки!

2012-11-07 в 09:25 

Шараа
Verbrennen wir die Zweifel und vergessen die Zeit
aidkin, спасибо!
Я старалась :vv:

URL
     

Sternkind

главная